Идейно - художественное своеобразие романа Дени Дидро "Монахиня"

Круаммар, в котором надеялась получить защиту и поддержку. Это философское повествование обязывало Дидро быть скупым на краски. Наивностью и простосердечием дышит каждая строчка повести: все описания лаконичны, сведены до минимума, здесь нет многоцветных картин природы, какими полон роман Руссо «Новая Элоиза», нет лирических страниц, раскрывающих поэзию чувств. Перед нами подчас сухая, почти протоколическая запись. И тем не менее портреты отдельных монахинь очерчены чётко, их повествование и психология изображены ярко, рельефно. Духовный облик самой героини Сюзанны вырисовывается также весьма выпукло. Это чуткая, отзывчивая, наивная немного склонная к рефлексии девушка. Она глубоко религиозна и тем не менее (в этом проявилось исключительное художественное искусство Дидро) каждый её поступок, каждое движение сердца является протестом против религии:

«Добрая настоятельница сотни раз говорила, обнимая меня, что никто не любит бога так сильно, как я, что у меня сердце живое, а у других оно из камня…Как несправедливы люди!…Лучше убейте свою дочь, но не запирайте в монастырь против воли. Да, лучше убейте её. Сколько раз я жалела, что моя мать не задушила меня, как только я родилась! Это было бы менее жестоко».

Наивность её олицетворяет здравый смысл, «естественность человека». Перед взором этого наивного, «естественного человека» спадают маски, прикрывающие пороки цивилизации. Излюбленный французскими просветителями 18 века приём – судить современную им общественную систему («цивилизацию») судом наивного человека или дикаря (перс Узбек в романе Монтескье, «Персидские письма», наивный юноша Кандид в одноименной повести Вольтера.

Дидро прекрасно изображает физическую и моральную извращённость монахинь, которая объясняется как следствие противоестественного стремления подавить свою плоть

Монашество не подавляет животные инстинкты, а, наоборот, усиливает их, жизнь в монастыре противоестественна. Мысли автора угадываются в словах адвоката Манури, защищавшего интересы Сюзаннны на суде по поводу расторжения её обета: «Дать обет бедности – значит поклясться быть лентяем и вором. Дать обет целомудрия – значит обещать Богу постоянно нарушать самый мудрый и самый важный из законов. Дать обет послушания – значит отречься от неотъемлемого права человека – от свободы. Если человек соблюдает свой обет – он преступник, если нарушает его – он клятвопреступник. Жизнь в монастыре – это жизнь фанатика и лицемера».

Своей повестью Дидро вынес суровый приговор мрачному и бесчеловечному миру монастырства. Он показал, как враждебные человеческой природе монашеские догмы проникают в сознание людей и уродуют их внутренний мир. С немалой рассудочностью, реализмом, ясным прозрачным стилем, с чувством юмора, а также о без каких-либо словесных украшений. В романе нашло своё отражение всё неприятие Дидро к религии и церкви, трагическое осознание силы зла, а также приверженность гуманистическим идеалам, высоким представлениям о человеческом долге.
В отличие от других произведений Дидро «Монахиня» написана в патетическом тоне. В 1780 году, когда Дидро решил передать рукопись Мельхиору Гримму тот отзывался о ней в письме своему другу швейцарскому журналисту Мейстеру от 27 сентября 1780 года: “Это как бы антипод “Жака – фаталиста”, он полон патетических картин. Он очень интересен, и весь интерес сосредоточен на героине, от лица которой ведётся рассказ. Я уверен, что он опечалит ваших читателей больше, чем “Жак – фаталист” заставил их смеяться; поэтому может случиться,

1 2 3 4 5 6 7 8