Трагедия народа в романе Шолохова Тихий Дон

Зарубите, ради бога…Смерти…предайте!…» Писатель показывает сложные личные отношения Григория с Аксиньей, с Натальей. Сколько лиризма в описании чувств, которые возбуждают  в Григории дети, его дети: «Как пахнут волосы у этих детишек! Солнцем, травою, теплой подушкой и еще чем-то бесконечно родным. И сами они – это плоть от плоти его – как крохотные степные птицы. Какими неумелыми казались большие черные руки отца обнимавшие их…»

«Нет, нет, Григорий положительно стал не тот! Он никогда ведь не был особенно чувствительным и плакал редко даже в детстве. А тут - эти слезы, глухие и частые удары сердца, и такое ощущение, будто  в горле беззвучно бьется колокольчик…» Чувство нежности и тепла возбуждает в Григории и Наталья: «Она была рядом с ним, его жена и мать Мишатки и Полюшки. Для него она принарядилась и вымыла лицо. Могучая волна нежности залила сердце Григория. Он хотел сказать ей что-то теплое, ласковое, но не нашел слов и , молча, притянув ее к себе,  поцеловал белый покатый лоб и скорбные глаза». У Шолохова всегда много символики. Эти ласки и нежность к Наталье были последними. Григорий покидает хутор с тяжелым сердцем, несмотря на ласковое, теплое утро. Грустно его провожала Наталья, захлебывались от рыданий дети. Полна страшной символики черная косынка, которую Наталья набросила на плечи. С траурной косынкой – предвестницей гибели – и осталась она в памяти Георгия. Возвратившись из хутора Григорий сразу попадает в водоворот событий. Идут кровопролитные бои, гибнут люди. Народ устал от войны, от кровавой бойни

Обезлюдели станицы и хутора. Много молодых и старых казаков дезертирует с фронта. Соединение повстанцев с Донской армией еще раз показало, какая пропасть лежит между казаками и офицерством. Григорий мало участвовал в боях – его подкосила смерть Натальи и Пантелея Прокофьевича, тяготили думы об осиротевших, несчастных детишках. Тревожили Григория опасения, что те способы борьбы, которые он наблюдал, не предвещают ничего доброго, война может стать бесконечной. Усталой душе хотелось мира и тишины. Не оказалось у него выбора. Инстинктивно он искал путь к правде. Но где она, правда, если белые и красные убивают? Казнь подтёлковцев произвела на Григория не меньшее впечатление, чем расправа с пленными черниговцами за три месяца до этого. С поразительной точностью М. Шолохов показывает, как в первые минуты неожиданной встречи с Подтелковым Григорий испытывает даже нечто похожее на злорадство. Он нервно бросает в лицо обреченному Подтелкову жестокие слова: «- Под Глубокой бой помнишь? Помнишь, как офицеров стреляли…По твоему приказу стреляли! А? Теперича тебе отрыгивается! Ну, не тужи! Не одному тебе чужие шкуры рубить! Отходился ты, председатель Донского Совнаркома! Ты, поганка, казаков жидам продал! Понятно? Ишо сказать?» Но потом… Он тоже в упор видел жуткое избиение безоружных. Своих же – казаков, простых хлеборобов, фронтовиков, однополчан, своих! Там, в Глубокой Подтелков велел рубить тоже безоружных и смерть их тоже ужасна, но они…чужие, они из тех, кто веками презирал и унижал таких, как он, Григорий. Как и тех, что стоят сейчас у края страшной ямы в ожидании залпа…

Григорий нравственно надломлен. Жизнь героя романа под впечатлением душевной травмы, полученной в день избиения подтелковцев. Григорий переходит на сторону красных. Он сражается в коннице Буденного. Но

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Похожие работы

Рефераты

Курсовые

Дипломные