Творчество Бернара Шоу

домов. Удар за ударом обрушивается на Виви. Она убеждается, что мать ни за что не бросит своего позорного занятия, хотя уже скопила громадное состояние; узнает, что старый компаньон матери, капиталист  и баронет Крофтс, нагло претендует на брак с Виви; что сын пастора Фрэнк, которого она любит, является, возможно, ее братом. И, что самое страшное, перед Виви открывается мир гнусных буржуазных отношений, в котором наиболее грязные профессии пользуются особенным успехом. Виви находит в себе силы отвергнуть грязные деньги матери и заняться честным самостоятельным трудом. В пьесе сказалось отвращение Шоу к мелодраматическим эффектам и трагическим развязкам. Концовка пьесы кажется даже довольно обыденной: молодая девушка, порвавшая с матерью и своей средой, одиноко сидит в конторе над расчетными книгами.

«Профессия г-жи Уоррен» подверглась гонениям буржуазной критики, прессы и цензуры. В Англии долго запрещали ее постановку. Возмущение буржуазии «непристойной, безнравственной пьесой» объяснялось вовсе не ее безнравственностью, а ее социальной остротой. Шоу сумел показать, что основой всевозможных уродств и преступлений в буржуазном мире является капиталистическая экономика. Именно она делает наиболее выгодными самые отвратительные профессии.

«Дома вдовца», «Профессию г-жи Уоррен» и третью пьесу «Волокита» (1893) Шоу объединил в цикл, который он назвал «Неприятными пьесами». Это были годы, когда Шоу искал отклика на обуревавшую его ненависть к капитализму всюду – в «Капитале» Маркса, в пьесах Ибсена, в операх Вагнера, в стихах Блэйка и Шелли. Не удивительно, что «Неприятные пьесы», написанные в таком настроении и с такими мыслями, отличаются беспощадным реализмом и навсегда останутся одной из вершин английской драматургии

Следующий цикл Шоу – «Приятные пьесы». В него вошли «Война  и человек» (1894), «Кандида» (1895), «Избранник судьбы» (1895) и «Никогда вы не можете сказать» (1895). Название «Приятные пьесы» исполнено скрытой иронии, так как и в этом цикле мы встречаемся с достаточно резкой критикой буржуазной морали, буржуазных идеалов. В пьесах этого цикла впервые отчетливо проступает антимилитаристская тенденция Шоу, стремление разоблачить мнимую героику захватнических войн.

 Пьесе «Война и человек» Шоу был обязан своим сценическим успехом и всеобщим признанием. Она была поставлена в 1894 году  на сцене «Независимого театра». Успех был сенсационный. Среди зрителей присутствовал американский актер и режиссер Мэнсфилд; вернувшись в Америку, он немедленно поставил пьесу Шоу в Нью-Йорке, где она так же прошла с огромным успехом. В Англии общий энтузиазм, вызванный пьесой, скоро охладел: буржуазия поняла, наконец, антивоенную направленность пьесы и в страхе отступила. Но пьеса «Война и человек» шла уже на многих европейских сценах. В Австрии Оскар Штраус превратил ее в оперетту «Галантный солдат», которая затем появилась на английской сцене под названием « Шоколадный солдатик».

В этой пьесе Шоу замыслил противопоставить «идеалиста» и «реалиста», показать торжество делового человека над романтиком. Подлинный героем грез мечтательной героини (а заодно и богатой наследницы) Райны Петковой оказывается не пылкий офицер Саранов с его шумным геройством, а спокойный, насмешливый Блюнчли, швейцарский солдат на сербской службе. Свою пьесу Шоу начинает удачной, увлекательной сценой, впервые обнаруживая у себя присущее ему  чувство экспозиции, - преследуемый болгарскими солдатами сербский офицер прячется в комнате болгарки Райны. Сцены, когда Райна  чувствует жалость к незнакомцу и спасает его от преследователей, написаны с большой драматической силой. Шоу заставляет

1 2 3 4 5 6 7 8 9