Народная смеховая культура как один из источников формирования творчества Ф. Рабле

заряд книги Рабле был враждебно встречен церковниками, и каждую из частей романа последовательно запрещали. Однако это не помешало роману Рабле не только получить популярность, но стать бессмертным творением.

Народные корни

Пути Господни неисповедимы, так же и судьбы книг — великое произведение поначалу было лишь литературным переложением лубочной книжки, основу которой, в свою очередь, составляла старинная французская народная сказка о великане Гаргантюа, хорошо известная еще в конце XV столетия. В чем же, спросите Вы, новаторство и гениальность, если это САМЫЙ ТРИВИАЛЬНЫЙ ПЛАГИАТ?

Но Рабле использовал сюжет французской сказки, в которой великан Гаргантюа помогает королю Артуру спастись от гогов и магогов, лишь как основу для своего сюжета. Он заимствовал из народной книги имена героев и ряд эпизодов, а так же некоторые приемы, например, гротескный перечень всевозможных предметов или похищение Гаргантюа колоколов собора Парижской богоматери. Однако читателей привлекала не только фольклорная основа романа, а главным образом содержащаяся в нем явная сатира на фантастику и авантюрную героику старых рыцарских романов и глубокое философское содержание. Это изогнутое зеркало, в котором причудливо отобразилось буйное жизнелюбие «старой веселой Франции», пробужденной к новой жизни в эпоху Возрождения. Под маской шуток, анекдотов и острот спрятано особенное идейное содержание. Сам Рабле в предисловии к первой книге «Гаргантюа и Пантагрюэля» сравнивает свое творение с «…ларцом, на котором сверху нарисованы смешные и забавные фигурки, а внутри хранятся редкие снадобья, приносящие человеку немалую пользу. … Положим даже, вы там найдете вещи довольно забавные, если понимать их буквально, вещи, вполне соответствующие заглавию, и все же не заслушивайтесь вы пенья сирен, а лучше истолкуйте в более высоком смысле все то, что, как вам могло случайно показаться, автор сказал спроста»

Мне кажется, именно эти два фактора: литературная обработка фольклора и глубокий смысл, скрытый за беспечными, забавными словами — именно они делают творение Франсуа Рабле шедевром. Он был одним из немногих, кто осмелился не просто использовать язык народа в литературе, но ещё и использовать едкость и меткость, сатиру и иронию этой речи для обличенья современных ему нравов.

«Рабле собирал мудрость в народной стихии старинных провинциальных наречий, поговорок, пословиц, школьных фарсов, из уст дураков и шутов. Но, преломляясь через это шутовство, раскрывается во всем своем величии гений века и его пророческая сила. Всюду, где он еще не находит, он предвидит, он обещает, он направляет. В этом лесу сновидений под каждым листком таятся плоды, которые соберет будущее. »

(Ж. Мишле, французский историк)

Смотря на прошедшие века, мы видим, что лишь те, кто осмелился разорвать рамки жанра и обычая, совместить несовместимое, принести в литературу неукрашенную, правдивую жизнь, кто смело и умело использовал язык народа, лишь они вошли в историю литературы. Но даже здесь Рабле исключителен!

Спустя века не стала привычной( как было со всем и со всеми) особая «нелитературность» Рабле, то есть несоответствие его образов всем господствовавшим с конца XVI века и до нашего времени канонам и нормам литературности, как бы ни менялось их содержание. Рабле не соответствовал им в несравненно большей степени, чем Шекспир или Сервантес, которые не отвечали лишь сравнительно узким классицистским канонам. Образам Рабле присуща какая-то

1 2 3 4 5 6 7 8

Схожі роботи

Реферати

Курсові

Дипломні