О Вольтере

императрица Екатерина II вступает с ним в длительную переписку, Фридрих II, король Пруссии, осыпает его милостями. Однако в родной Франции Вольтер всегда начеку. И не без основания. Один из его читателей, почти мальчик, девятнадцатилетний Де ла Бар, в 1766 году казнен за безбожие: уликой послужил найденный у него "Философский словарь" Вольтера.

Пушкин назвал Вольтера "пронырливым и смелым". Характеристика верна. Редкий в его дни решался на отчаянную схватку с предрассудками, укоренившимися веками, с официальной идеологией. Вольтер решился. Он действовал смело, иногда даже дерзко, но и лукаво. "Мечите стрелы, не показывая руки", - поучал он своих соратников. В течение шестидесяти лет, с первого представления трагедии "Эдип" (1718) и до самой смерти, он неутомимо расшатывал духовные основы феодализма, совершая революцию в умах своих современников.

В марте 1735 года Вольтеру изменила его обычная осторожность. Он совершил опрометчивый шаг: прочитал друзьям первые песни своей новой поэмы "Орлеанская девственница"

Толки о поэме, которую он писал с 1730 года и держал пока в строжайшей тайне, облетели Париж, и дошли до ушей кардинала Флери, а он был всесилен при Людовике XV. Надо было немедленно скрываться. И Вольтер уехал в Люневиль, в Лотарингию, чтобы там переждать грозу.

Тем временем маркиза Дю Шатле, его добрая приятельница, исхлопотала для него разрешение поселиться в ее поместье, в Сире, обещав министру – хранителю печати не допускать "предосудительных" публикаций

Министр заявил Вольтеру при встрече, что если хоть строчка его поэмы появится в печати, то – Бастилия, и навсегда! Начальник полиции пытался вразумить поэта: "Сколько бы вы ни писали, господин Вольтер, - вам не удастся уничтожить христианскую религию". Как гласит легенда, Вольтер ответил: "Посмотрим!"

Однако он вовсе не хотел уничтожить религию. Вольтер не был атеистом. Он, конечно, отвергал все существовавшие религии, с какими бы то ни было персонифицированными богами (Христом, Аллахом или Буддой). Но в идею "верховного разума", неведомой людям высшей силы, правящей миром, верил, то есть был сторонником особой "философской" религии, так называемого деизма, которого придерживались многие просвещенные умы его времени.

Что касается "непросвещенных умов" (народа), то им Вольтер оставлял и Христа, И Аллаха, и Будду. Ему принадлежит знаменитая фраза: "Если бы бога не было, его надо было бы выдумать". Вольтер не без основания полагал, что религия нужна народу в качестве моральной узды. "Несомненно, в интересах общества, чтобы существовало некое божество, которое карает то, что не может быть пресечено человеческим правосудием" ("Философский словарь").

И, тем не менее, не было в 18 столетии человека, который бы наносил религиозным убеждения столь чувствительные удары, как Вольтер. Он никогда не высказывался против христианства прямо и неприкрыто, часто он даже расточал ему похвалы, но какие похвалы! "Языческая религия пролила немного крови, а наша залила ею всю землю. Наша бесспорно единственно добротная, единственно истинная, но, пользуясь ею, мы совершили столько зла…" ("Философский словарь").

Вольтеру же принадлежат и следующие строки: "Самый нелепый из всех деспотизмов, самый унизительный для человеческой природы, самый несообразный и самый зловредный – это деспотизм священников; а из всех жреческих владычеств самое преступное – это, без сомнения, владычество священников христианской церкви".

Театр был главной трибуной Вольтера. В течение шестидесяти лет он написано тринадцать трагедий, двенадцать комедий, множество либретто, дивертисментов, а всего – пятьдесят четыре пьесы. Как мастер

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Схожі роботи