Творчість Бернара Шоу

и идейных). «Я пуританин во взгляде на искусство» - пишет Шоу. Его борьба с эротическим характером литературы была не случайна. Дикие извращения и убийства в буржуазном быту, сведение всех жизненных вопросов  к проблемам «любви и смерти» в декадентской живописи и литературе, разнузданная эротика, пропитавшая искусство, - все это было признаком разложения и распада, сопутствующих росту империализма. И передовые писатели считали своим долгом бороться с этой мутной волной.

В сборнике «Пьесы для пуритан» шоу предлагает вниманию читателей драмы, герои которых не руководствуются сексуальными мотивами. Благородная самоотверженность Ричарда Даджена и природная доброта леди Сесили становятся источником их великодушия и бесстрашия. Политические соображения доминируют и у Цезаря, и у совсем еще юной Клеопатры над другими побуждениями и чувствами. Таким образом, раскрытие всей многогранности человеческих чувств – одна из сильных сторон «Пьес для пуритан». Воззвав к героическому пуританству времен Мильтона и Беньяна, Шоу в то же время заклеймил в своих пьесах пуританство торгашеское, мещанское, убивающее всякую радость жизни.

Драма «Ученик дьявола» - одна из лучших и наиболее сценичных драм Шоу. В ней сочувственно изображена борьба североамериканских колоний за независимость. Эта пьеса насыщена прямым, резким действием, бурными переходами от спокойствия  к ужасу и несчастью, трагическим пафосом.

В угрюмом доме американской пуританки миссис Даджен вырос гордый бунтарь, полный любви к людям и ненависти к угнетателям, - Ричард Даджен. Это один из парадоксов живой действительности, которые всегда так привлекали Шоу

В лице миссис Даджен и ее старшего сына противопоставлены затхлое, торгашеское, ханжеское пуританство и «пуританство» героическое, революционное.   В пьесе несколько парадоксально освещена и тема призвания - подлинное призвание обнаруживается в решающие моменты жизни. Основной вклад и «поучение» пьесы (во всех «Пьесах для пуритан» имеется своеобразное «поучение») мы встречаем в конце, в словах другого героя, пастора Андерсона: «Только в грозный час испытания человек познает свое истинное назначение…». И хотя Шоу говорит о внезапном раскрытии «призвания», он с первых же сцен отмечает в ремарках и диалогах черты обоих героев, позволяющие предугадать их призвание. Ричард Даджен – аскет и фанатик. Он живет один, окруженный ореолом тайны и ужаса в глазах пуритан. Он тщательно скрывает свое главное чувство – мучительную жалость к детям, плачущим женщинам, страдающим людям, но эта жалость часто прорывается в его действиях и словах. Это человек, рожденный для одиночества и самопожертвования. Пастор Андерсон любит уют и мирное веселье, он женился по любви на хорошенькой женщине и вызвал этим благочестивое негодование своих прихожан. Он втайне купил порох и пистолеты, когда до него дошли слухи о восстании. Речь его остается при всех обстоятельствах спокойной и веской, а в минуту волнения в ней прорывается чисто солдатская резкость: он посылает  к черту свой сан и очень иронически реагирует на намерение своей жены молиться. Именно умеренный и осторожный пастор, еще вчера говоривший прописные истины и мирно распивавший чай со своей женой Джудит, а не пылкий Даджен, становится организатором восстания. Он оказывается тем положительным героем – «реалистом», которого предлагает своим читателям Шоу.

      Часть своего предисловия к  «Пьесам для пуритан», посвященную «Цезарю и Клеопатре», шоу озаглавил: «Лучше, чем Шекспир?». В нем он обрушивается на трагедию Шекспира «Антоний и Клеопатра». Раздражение

1 2 3 4 5 6 7 8 9