Історія Інтерлінгвістики - науки про конструювання нових мов

поставило проблему выбора между ними; чисто лингвистические способы ее решения оказывались неэффективными, отчасти потому, что интерлингвистика еще не была готова предложить надежный критерий оценки искусственных языков, но главным образом из-за пренебрежения социолингвистической стороной вопроса.

С начала широкого движения за международный язык сложилась своеобразная ситуация, когда из конкурирующих проектов только один получал действительно массовое распространение; остальные оказывались на периферии движения и в лучшем случае могли быть представлены небольшими коллективами сторонников. С 1879 г. до начала 90-х годов основная масса приверженцев международного языка группировалась вокруг волапюка; с конца XIX в. и по настоящее время действительно широкое распространение имеет лишь эсперанто. Таким образом, все предложенные лингвопроекты стихийным путем распределились по типу социальной организации, которую они представляют:

  1. языки широкого распространения (волапюк, эсперанто);
  2. языки ограниченного распространения (идиом-неутраль, латино-сине-флексионе, идо, окциденталь, новиаль, интерлингва-ИАЛА);
  3. языки, лишенные социального применения (все прочие лингвопроекты).

Констатирующая интерлигвистика, ориентированная на языки первых двух групп, могла возникнуть лишь после накопления большого эмпирического материала, относящегося к социально используемым языкам. Поэтому первые десятилетия, прошедшие после публикации волапюка и эсперанто, характеризуются интенсивным развитием прежней, прескриптивной интерлингвистики, опиравшейся на традиции картезианского лингвопроектирования.

Констатирующая теория международных искусственных языков долгое время отставала от развития интерлингвистической критики. Социальное применение волапюка вообще не получило адекватного теоретического осмысления: период жизни этого языка оказался слишком коротким для отражения его в соответствующей теории. Другой "родоначальник" серии реформенных проектов -- язык эсперанто также долгое время оставался без теоретического описания. "Теория" эсперанто существовала фактически лишь в критической форме как сумма многочисленных возражений на предложенные реформы языка. К числу немногочисленных позитивных достижений можно отнести формулирование в 1905 г

"принципа фундаментализма", на основе которого отвергались вообще все реформенные попытки ради сохранения целостности языка. "Принцип фундаментализма" являлся обобщенным возражением против антиэсперантской критики, но, разумеется, не мог заменить собой самостоятельную языковую концепцию.

Парадоксально, но становление научной теории эсперанто, явившейся важнейшим вкладом в интерлингвистику, произошло только в результате полемики эсперанто--идо, т. е. в результате раскола эсперантистского движения.

В первоначальном проекте Заменгофа все морфемы были функционально уравнены между собой и на равных правах помещены в словарь. В силу этого различие между корнями и деривационными аффиксами было снято: последние получили возможность употребляться в качестве самостоятельных корней (tranci 'резать' -- trancilo 'нож' -- ilo 'инструмент'). Также были унифицированы сами корны: согласно традиции, ведущей начало от работ Заменгофа, эсперантские корни образуют однородный класс и различие между словами создается не различием корней, а противопоставлением частей речи, присоединяемых к корням (bona 'хороший' -- bono 'добро').

В 1907 г. появилась работа известного французского логика Л. Кутюра, поставившая под сомнение логичность эсперантской теории словообразования. Действительно, рассмотрев такие, например, пары, как labori 'работать' -- laboro 'работа', legi 'читать' -- lego 'чтение', можно было бы сделать вывод, что замена глагольного окончания -i на субстантивное -o позволяет образовывать имя действия. Однако в других случаях это правило не выдерживается: kroni 'короновать' -- krono 'корона'; gaja 'веселый' и goja 'радостный' соотносятся с различными существительными -- gajeco 'веселость' и gojo 'радость', из которых только первое имеет субстантивный суффикс -ec. Наконец, есть и такие случаи, когда глагол соотносится с именем деятеля, но образованы они по-разному: friponi 'мошенничать' --

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Схожі роботи

Реферати

Курсові

Дипломні